Архитектор «Робономики»: ни один корпоративный блокчейн не получит массового применения

ForkLog продолжает серию подкастов «Поясни за крипту», где в прямом эфире общается с представителями биткоин-индустрии.

В ноябре гостем шоу стал блокчейн-разработчик и архитектор проекта «Робономика» Сергей Лоншаков. В интервью ForkLog Live он рассказал о перспективах интеграции блокчейна и интернета вещей и объяснил, почему будущее за открытыми, а не приватными блокчейнами.

Смарт-контракты — мост между финтехом и интернетом вещей

«Робономика» разрабатывает решения для интеграции финансовых технологий и интернета вещей с помощью смарт-контрактов.

«Допустим, у вас сеть вендинговых аппаратов по продаже кофе. Для их работы необходимы энергия, вода и кофе. Машина умеет принимать деньги и готовить напиток. Но вы должны постоянно ее обслуживать: следить за уровнем воды и кофе, пополнять запасы, оплачивать счета за электричество. Представьте, что машина берет на себя все эти функции: сама заказывает новые партии воды и кофе, контролирует доставку и рассчитывается с поставщиками. А вы только получаете прибыль. Это результат, к которому мы хотим прийти», — рассказывает Лоншаков.

По словам Сергея, интернет вещей — перспективная сфера применения смарт-контрактов:

«Даже в статье создателя смарт-контрактов, криптографа Ника Сабо, один из примеров использования технологии был связан с робототехникой и интернетом вещей. Сабо предлагал применять смарт-контракты для продажи автомобилей в кредит. Если заемщик вовремя платит по кредиту, он получает доступ к автомобилю, если нет — не может открыть машину».

Он считает, что децентрализованные технологии выигрывают у других способов управления умными устройствами. Главные преимущества децентрализации — безопасность смарт-контрактов и доступность технологий вне зависимости от политической обстановки в мире.

По мнению Лоншакова, ни одна облачная платформа не сможет достичь уровня безопасности смарт-контрактов. Кроме того, смарт-контракты не требуют оракулов для связи IoT-устройств с финансовыми технологиями, как это происходит сейчас.

Интернет вещей без оракулов

Лоншаков отмечает, что блокчейн-технологии еще развиваются. Пока на рынке есть только пилотные проекты IoT-систем на базе смарт-контрактов. Сергей рассказывает, что и сами умные устройства только недавно научились решать сложные задачи.

«До недавнего времени IoT-устройства понимали только низкоуровневую коммуникацию: собирали данные и передавали их человеку. Но для эффективной работы им нужна высокоуровневая коммуникация. Мало получать данные о давлении в трубах многоквартирного дома: устройства должны анализировать информацию, предупреждать человека и вызывать мастера для ремонта», — комментирует Лоншаков.

Последние несколько лет специалисты в области IoT учат умные устройства общаться друг с другом, чтобы сделать технологию массовой.

«Робономика» строит киберфизические системы, которые связывают физические объекты и вычислительные мощности. Такие системы состоят из множества отдельных датчиков, каждый из которых выполняет свою задачу.

«Если датчик один, он не будет эффективным, потому что дает мало информации. Мы не можем получить точный прогноз погоды от одного датчика — нужны тысячи датчиков в разных точках города», — рассказывает Сергей Лоншаков.

Однако он призывает не ждать от децентрализованных технологий быстрых результатов:

«Все хотят, чтобы на разработку перспективных проектов вроде TON Павла Дурова уходили один-два года. Так не бывает. Инновации — не стартапы, они требуют времени. Хотя даже за последние пять лет мы увидели большое количество технологических достижений. Кто мог подумать в 2015 году, что Tesla с автопилотом получит разрешение выехать на городские дороги? Сегодня беспилотниками занимаются не только автомобильные компании. Например, это направление развивает «Яндекс»».

Корпоративные блокчейны не могут конкурировать с открытыми сетями

«Робономика» развивает киберфизические системы на базе открытых блокчейнов. Первым таким блокчейном стал Ethereum, сейчас проект готовится к интеграции с Polkadot.

По словам Сергея Лоншакова, Polkadot понадобился проекту по двум причинам: так можно строить сети поверх разных блокчейнов и сделать технологию дешевле, а значит доступнее для широкого круга пользователей:

«Нам неинтересны громкие партнерства. Мы не будем работать с Tesla ради того, чтобы потом рассказывать об этом. Наша задача — привлечь сообщество разработчиков. Пользоваться «Робономикой» в Ethereum дорого, а партнерство с Polkadot позволит нам установить цену продукта, сопоставимую с ценами облачных платформ. Благодаря работе с Polkadot мы можем предоставить пользователям продукт за $10 в месяц».

Сергей считает, что будущее — за открытыми, а не корпоративными блокчейнами.

«Робономика» и IBM около пяти лет развивают блокчейн-проекты. За это время мы запустили водных дронов на Волге и Неве, заключили несколько крупных сделок, начали строить сенсорную сеть. О проекте IBM почти ничего не известно. Ни у одной корпораций нет решения, которое бы произвело взрывной эффект и приобрело массовую популярность», — объясняет он.

По мнению Лоншакова, приватные корпоративные блокчейны не могут конкурировать с открытыми:

«В будущем коллективное управление будет построено на принципах ДАО, а не приватных блокчейнов. Смарт-контракты в открытых блокчейнах будут открывать и закрывать умные замки в офисах и квартирах на Airbnb. Потому что вместе с открытыми блокчейнами растет сообщество разработчиков и пользователей. У нас не будет доминирования корпоративных блокчейнов, но будут экосистемы распределенных реестров».

Напомним, в конце октября Robonomics Network оценила стоимость слота Polkadot в $3 млн.

Источник

Комментарии